Кристофер Родригес Контрерас

Christopher Rodriguez Contreras

Джессика Перес благодарит Души Чистилища за то, что ее старик Уго не увидел Санчо Пепе под кроватью, за что она платит этим ретабло.

Поланко, 1983

Рутилио Прадо был в поле, скушал пейот и увидел много странных вещей, которые меня сильно напугали, поскольку это были цвета и формы и они говорили со мной, но ты избавила меня от этого ужасного прихода.

Сан-Луис-Потоси, 1962

Рауль Контрерас и Гауденсио Бланко платят Деве Гваделупской этим ретабло за спасение их от смерти в пустыне. За эту милость они платят этим.

Тихуана, 1960

Сиприано Рамос вернулся домой с работы, желая заняться любовью, но увидел, что у его жены Аделиты Перес череп вместо лица. Я так перепугался, что взмолился Святому Сердцу.

Монтеррей, 1972

Мария Перес благодарит за то, что летающая тарелка хотела утащить меня, но я вверилась Святому Сердцу и оно меня спасло.

Селая, 1913

Гауденсио Бланко платит этим эксвото, принося благодарности Деве Гваделупской, которая спасла меня от летающей тарелки.

Хальтокан, 1925

Эктор Альберто и Фелипе Пинеда преподносят это ретабло в благодарность Душам Чистилища за то, что мы такие блядуны, мы счастливы и совершенно чокнуты. Да здравствует любовь!

Кристофер Свиггум преподносит это ретабло Деве Гваделупской в благодарность за то, что после долгих усилий мне наконец удалось завершить учебу в колледже Эджвуд, этой школе зла, поскольку мне дорого стоило окончить ее.

10 июля 2020

Паскуаль Рамирес благодарит Святой Лик за то, что его жена Петра Сото не увидела его, когда превратилась в марсианку, поскольку она меня очень сильно перепугала.

Койоакан, 1979

Кандидо Рамос платит этим ретабло Деве Гваделупской за спасение от человека-краба, который хотел меня утопить, когда отлив унес меня в открытое море, но я взмолился тебе, Пресвятая Дева, и ты меня уберегла.

Акапулько, 1962

Я, Рауль Контрерас Авила, плачу этим эксвото Святому Лику и приношу бесконечные благодарности за то, что дьявол не причинил мне вреда, когда я купался, ведь я был голенький и совсем один и сильно перепугался.

Мехико, 1988

Росаура Моралес платит этим ретабло Деве Гваделупской за то, что, когда я превратилась в сирену, я не причинила вреда своей семье, за что я плачу этим.

Мичоакан, 1917

Я, Андрес Мануэль Лопес Обрадор, плачу этим эксвото Святому Сердцу в знак бесконечной благодарность за то, что я такой блядун и веду безумную жизнь и мне все равно, что говорят люди.

Макуспана, 1982