— ретабло с тегом «Мехико»

Я, Висенте из района имени Хосе Лопеса Портильо, остался без работы. У меня не было хорошего образования, и поэтому я отправился нелегальным мигрантов в США в поисках американской мечты. Соседи так много рассказывали про это. Во время переправы через реку два моих проводника, которым я заплатил, бросили меня на произвол судьбы. В опасный момент, когда меня чуть было не поймали, я взмолился Царице мексиканцев. Она помогла мне выпутаться и добраться целым. Я пообещал ей ретабло. После множества передряг дела у меня пошли хорошо. И теперь я возвращаюсь домой и исполняю обещанное.

Мехико, 1990

Мальчик Мануэль благодарит Деву Гваделупскую за то, что борец Мистико победил на Арене Мехико борца Доктора Вагнера. Папа пообещал ему, если Мистико выиграет, то он будет брать Мануэля на каждый бой его кумира.

Благодарю Святого Иуду Фаддея за то, что мой жених Хуан Буено нашёл виагру на рынке в Лагунилье.

Дульсе Амабле

Благодарю тебя, Дева Сан-Хуанская, за то, что я пришел в себя, так как долго я не мог поверить, что Мария бросила меня. И когда я хотел утопить свою боль в алкоголе, рядом всегда находился кто-нибудь, кто поддерживал меня. Прошу тебя, Пресвятая Дева, храни моего брата.

Педро Мехия
Мехико, 17 апреля 1983

Благодарю Деву Гваделупскую, что своими собственными глазами увидел неверность моей невесты, на которой я собирался жениться. Поскольку я застал её с другим мужчиной, то оставил её и избавился таким образом от дальнейших измен.

Хосе Тейес
Мехико, 1967

Святой Себастьян, посвящаем тебе это ретабло за то, что год назад мы познакомились на замечательной демонстрации геев и лесбиянок. С тех пор мы стали парой и счастливо живем друг с другом, никому не мешая. Мы за сосуществование, потому что гомосексуализм — не преступление, а вот дискриминация — да.

Панчо и Томи
Мехико, 2007–2008

Святое сердце, благодарю тебя за возможность любить и быть любимой. Эта запретная любовь дала мне испытать и почувствовать то, чего я всегда желала. Я знаю, это грех, но никто не лишит меня этого наслаждения. Я ничуть не раскаиваюсь и никогда его не оставлю.

Палома
Колония Рома, Мехико
Февраль 2006

Благословенна будь, дева Сан-Хуанская за сотворенное чудо. Я повстречала доброго мужчину, который полюбил меня. Ему было все равно, что я проститутка, и он попросил моей руки. Мы очень счастливы вместе.

Клаудиа Перес
Мерсед, 1987

Землетрясение 1985 г.

Посвящаю Святому Хуану Диего это ретабло, как и обещал. Это был мой первый раз, который я никогда не забуду. В 17 лет я научился пользоваться презервативом, чтобы защититься от инфекций, и провёл прекрасное время с проституткой, которая была так хороша, что мне не терпелось поскорее отвести её в отель. Случилось всё на улице Салливан в Мехико, в пятницу, 16 августа 2002 г.

Святой Шарбель, благодарю тебя за твои милости.

Как-то раз на танцах я познакомился с Исидро. Мы выпили, поболтали и в результате влюбились друг у друга. Но Исидро удивил меня, попросив дать ему пощёчину и поцеловать. Я думал, он пошутил. В итоге со временем я переехал жить к нему. И вот перед сном он попросил меня отшлёпать его доской по заднице. Я отказывался, но он заявил, что если я его люблю, то должен отшлёпать, иначе — оставить его.

Нечего и говорить, я влюбился в мазохиста.

Ансельмо Маркес
Мехико, 1960

Мариана Флорес познакомилась с Терезой. Восхищённая её красотой она не могла больше ничего делать, кроме как думать о ней. Не в силах далее молчать, она призналась ей в своих желаниях. Удивлённая Тереза ответила, что чувствует то же самое. У нас начались отношения, и мы зажили очень счастливо. Благодарим Святого Младенца с Аточи за посланную нам удачу встретить друг друга.

Ломас-де-Чапультепек, Мехико
14 февраля 1980

Святой Иуда Фаддей, благодарю тебя за твою поддержку. Мой партнер-мазохист сомневался в своих желаниях. Мы горячо спорили об этом, пока не наступил момент расставания. Однако после четырёх месяцев разлуки он не выдержал, и благодаря Святому Иуде мы вернулись друг к другу. Он осознал и принял себя таким, какой он есть, и теперь, прежде чем отправиться в постель, он хочет, чтобы я его отхлестал.

Мариано Лариос
Мехико, 1960